Меню

"Бархатная революция" в Армении дала шанс миру на Кавказе. Граждане Армении выступили против оккупировавшей власть в стране группировки карабахских сепаратистов — "партии войны" Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна — единогласно сказали "нет" их внутренней и внешней политике и добились ухода военных преступников с ключевых постов в республике.

Как передает Day.Az со ссылкой на Вестник Кавказа, это событие поддержали все страны, заинтересованные в стабилизации кавказского региона — конечно, революция не является конституционным путем смены власти, однако именно армянскую революцию, как минимум, никто не стал осуждать. Крупнейшие международные игроки говорили лишь о праве армянского народа на выражение своей воли и демократический путь.

Удивительного в этом ничего нет — все, кто занимаются Кавказом, на каких бы позициях они ни стояли, отлично знают, кем были и остаются Кочарян и Саргсян. И тот, и другой пришли к власти через кровь — сначала азербайджанскую во время войны за Карабах, затем армянскую — во время теракта в парламенте в 1999 году и расстрела демонстраций в 2008 году. На международных площадках, в двусторонних отношениях их, по существу, терпели за неимением альтернативы.

Поэтому, когда появилась альтернатива в лице Никола Пашиняна, никто в мире не стал держаться за карабахских сепаратистов, не заинтересованных ни в чем, кроме оккупации территорий Азербайджана. Пашинян, по сути, получил огромный политический аванс не только от граждан Армении, но и от международного сообщества: он был без предусловий принят как официальный представитель РА во всех важных для страны организациях и государствах.

То есть "бархатная революция" и Пашинян были восприняты как надежда на нормализацию внешней политики Армении, от адекватности которой ситуация на Кавказе зависит напрямую. Однако затем оказалось, что у революционеров нет других планов, кроме устранения группировки Кочаряна и Саргсяна — пошли под суд Манвел Григорян, Сейран Оганян, Микаэл Арутюнян и Юрий Хачатуров, но, кроме перемены имен, ничего нового не произошло.

Прежде всего, Пашинян заявил о поддержки карабахской политики тех самых людей, которых он посадил за решетку — демонстративно отправил сына служить на оккупированные земли Азербайджана, официально отверг идею вывода армянских войск с захваченных территорий, более того, на Генассамблее ООН обвинил Баку в намерении провести этническую чистку в случае деоккупации азербайджанских районов вокруг Карабаха.

Одновременно он постарался максимально дистанцироваться и уйти от ответственности в процессе нагорно-карабахского урегулирования, заявив, что конфликт идет в первую очередь между Азербайджаном и карабахцами, Армения лишь выступает "гарантом безопасности", а следовательно, в переговорах обязан участвовать фиктивный, управляемый из Еревана режим "НКР" в качестве третьей стороны. До сих пор любой разговор об урегулировании команда Пашиняна начинает именно с этого требования, зная, что ни Баку, ни Минская группа ОБСЕ не согласятся на изменение формата.

В результате, с точки зрения внешнего наблюдателя, в Армении не изменилось ничего: новые власти, как и старые, продолжают придерживаться тактики затягивания переговоров с Азербайджаном на неопределенное время ради сохранения статус-кво в зоне конфликта. Различие формальное: если "партия войны" предпочитала стрелять по азербайджанским военным и мирным жителям, провоцируя Баку на ответные военные шаги, то "партия революции" разыгрывает из себя миротворца, но стопорит урегулирование невыполнимыми предварительными условиями.

Выходит, "бархатная революция" в Армении, дав шанс миру на Кавказе, не воспользовалась им, и регион находится все в том же состоянии на грани возобновления активных боевых действий. Никол Пашинян мог бы выступить настоящим, а не мнимым миротворцем, полноценным, а не половинчатым революционером, тем более что он имеет поддержку подавляющего большинства граждан Армении, среди которых очень и очень многие хотят завершения нагорно-карабахского конфликта и разблокирования турецкой и азербайджанской границ.

Что же мешает Николу Пашиняну быть, а не казаться? Чего он боится вместо того, чтобы смело творить историю собственными руками? По оценке политического аналитика Михаила Нейжмакова, получив власть, новый лидер Армении стал осторожничать, чтобы не стать жертвой радикалов. "Вряд ли Пашинян теперь пойдет ва-банк, хотя парламентская кампания-2018 и показала, что неоднократные обвинения со стороны оппозиции в намерении вести "закулисные переговоры" с Баку не причинили ему особого вреда, как и иные рискованные для Пашиняна информационные поводы, связанные с карабахской тематикой (вспомним, прежде всего, скандал вокруг заявления его соратника Сасуна Микаеляна, поставившего "эту победу", по контексту "бархатную революцию", выше карабахской войны)", — прежде всего сказал он.

"Но одно дело давать поводы для рискованных трактовок и "сплетен в виде версий" и совсем другое — прямо заявить о готовности к реальным шагам, которые, наверняка, спровоцируют совсем иной уровень недовольства внутри страны. Есть риск, выражаясь сказанными по другому поводу словами Маргарет Тэтчер, получить "максимум политической ненависти за минимум политической выгоды". Источником таких внутриполитических рисков для Пашиняна могли бы стать заявления о любых реальных уступках Баку, включая, естественно, и тему отказа от контроля над азербайджанскими районами, называемыми в Армении "поясом безопасности"", — обратил внимание Михаил Нейжмаков.

"Вероятно, премьер Армении вполне может предполагать, что в таком случае не просто потеряет позиции рейтинга и столкнется с крупными протестными акциями, но и может стать мишенью для вооруженных атак (не стоит напоминать, что убийства первых лиц в Армении уже происходили — теракт в парламенте страны в октябре 1999 года был именно таким примером). Отсюда неоднократные месседжи Никола Пашиняна о нежелании идти на дальнейшие шаги в рамках переговоров — включая прозвучавшую накануне его реплику о необходимости получения "колоссального объема дополнительной информации" по процессу урегулирования нагорно-карабахского конфликта", — заключил политический аналитик.

Научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев, в свою очередь, обратил внимание, что в карабахском вопросе Пашинян ведет себя еще более радикально, чем Саргсян и Кочарян. "Саргсян и Кочарян ни в коей мере не пытались продвинуть "НКР" в качестве субъекта в переговорном процессе, они скорее были сторонниками фиксации статус-кво, сложившегося в 1994 году после введения режима прекращения огня. Те подвижки, которые были инициированы с нашей стороны, например, в Казани и в Майендорфе, согласованные Мадридские принципы были движением вперед и неким лучом надежды, что переговоры запустят урегулирование на практике — а Пашинян теперь предлагает откат на самые ранние позиции Еревана. Он говорит, что не станет пересматривать Мадридские принципы, но хочет, чтобы их разъяснили Армении еще раз, то есть для внутреннего пользования Пашинян излагает желание выйти на уровень лета 1994 года", — пояснил он.

"По всей видимости, Пашинян стремится к тому, чтобы вывести процесс урегулирования на уровень обсуждения формата непосредственно на общественном уровне. Расчет здесь таков, что сторонников милитаристской линии в Армении все еще больше, чем сторонников компромиссов, а значит, все можно свести к тому, что Ереван констатирует неготовность армянского общества к применению существующих схем урегулирования. Пашинян попросту спустит всю тему на тормозах. Понятно, почему он это делает — боится волны недовольства, и со стороны людей, близких к прошлой власти, а их все-таки немало, и со стороны того молчаливого большинства, которое по большей части устраивал и прошлый режим. Все они менее склонны к реальным компромиссам, а группа, которая готова к реальным шагам навстречу Азербайджану, попросту проигрывает численно, в том числе в команде Пашиняна", — отметил Александр Караваев.

"В итоге, если в Армении встает ребром вопрос подписания с Азербайджаном юридически обязывающих документов и возникает необходимость решения технических вопросов уже на практике, как, скажем, отводить войска и какую проводить в Карабахе рекогносцировку, то вполне возможна вспышка недовольства, которой Пашинян не сможет ничего противопоставить — против него могут объединиться не только его противники, но и сторонники. Это ловушка для Пашиняна, из которой он и выходит, требуя от МГ ОБСЕ расписать имплементацию Мадридских принципов и показать ее общественности, чтобы посмотреть на реакцию граждан. Тогда следующий его шаг будет организация встречи с Ильхамом Алиевым, на которой эти принципы будут изложены, а в совместном заявлении Минской группы итоги переговоров будут доведены до общественности обеих стран. Затем Пашинян вновь смотрит на реакцию населения, говорит, что граждане не согласны, и на этом процесс опять останавливается", — резюмировал научный сотрудник Института экономики РАН.

Источник: day.az

Добавить комментарий