Меню

В богатой летописи известного русского полководца Александра Васильевича Суворова (1730-1800) имеются страницы, тесно связанные с  армянами.

Первое непосредственное общение Суворова с армянами относится к 1778-1779 годам и связано с переселением армян из Крыма в Азовскую губернию, в район нынешнего Ростова-на-Дону. Данная территория была занята русскими войсками в ходе турецкой военной кампании 1768-1774 гг. и отошла к Российской империи по Кючик-Кайнарджинскому договору (1774). Теперь предстояло освоить их путем колонизации христианским населением. Суворов довольно успешно выполнил данную миссию.

Переехав в Азовскую губернию, крымские армяне не сразу обосновались на новых местах. Как всегда, армяне жаловались на притеснения местных властей, отправляли делегации к Суворову, прося его содействовать улучшению их экономического положения. Вопрос был разрешен лишь через год после переселения. Армяне, в основном, поселились в Таганрогском градоначальстве, в районе крепости св. Дмитрия Ростовского (ныне гор. Ростов-на-Дону) и основали при урочище Полуденка город Ново-Нахичевань. Официальная церемония по закладке города состоялась в декабре 1779 года при участии главы армянской Астраханской епархии архиепископа Иосифа Аргутинского.

Тем самым вновь, после Петра I, при императрице Екатерине II армяне стали пользоваться благоволением Петербурга. Армянами стали заселять обширные степи юга России, где стали создаваться армянские колонии и епархии. Хотя ранее указом российской императрицы Елизаветы Петровны от 16 января 1742 г. об армяно-григорианской церкви в России было решено "церкви армянские, кроме одной каменной в Астрахани, все, как здесь и в Москве, и в Астрахане недавно построенные, упразднить и впредь позволения о строения оных не давать".        

В 1780-1781 годах А.В. Суворову довелось вновь заняться армянами. На этот раз дело не касалось лишь одной колонии армян, как это было в 1778-1779 годах, а стоял вопрос о создании им государства под покровительством Российской империи. Суворов в этот период принимал активное участие в русско-армянских сношениях и, в  частности, в тех политических переговорах, которые велись между двором Екатерины II и различными армянскими волонтерами.

В конце 1770-х и в начале 1780-х годов правящие круги царской России выдвинули план похода русских войск на азербайджанские ханства. Этот план, во многом схожий с планом прикаспийского похода Петра I, нашел широкий отклик у армянских политиканов, которые стремились при помощи русских войск создать себе государство на территории Южного Кавказа, где в это время существовали азербайджанские ханства и  грузинские княжества. План нового похода русских войск на Южный Кавказ был принят двором Екатерины II в конце 1779 года. Сразу же после этого возник вопрос о том, кому поручить подготовку и осуществление похода. Выбор, как можно было ожидать, пал на Суворова.

А.В. Суворов был вызван из Полтавы в Петербург. Екатерина II приняла его в декабре 1779 г., оказала ему особенный знак внимания, пожаловав 24 декабря бриллиантовую звезду ордена св. Александра Невского со своей собственной одежды. Ему было объяснено, какое именно поручение на него возлагается, дан секретный собственноручный ордер князя Г. Потемкина и инструкция.

В секретном ордере Г. А. Потемкина от 11 января 1780 года, данном Суворову, было сказано: "Часто повторяемые дерзости ханов, владеющих по берегам Каспийского моря, решили, наконец, ее императорское величество усмирить оных силою своего победоносного оружия. Итак, ваше превосходительство имеете быть предводителем назначенного вам войска". В ордере далее говорилось о том, что Суворов должен немедленно выехать в Астрахань, принять командование войсками.

Еще до отправления в Астрахань, в бытность свою в Петербурге, он начал собирать подробные сведения о Южном Кавказе. Посильную помощь в этом ему оказали армяне. В январе 1780 года Суворов провел беседы с армянским архиепископом Иосифом Аргутинским и армянским богачом Иваном Лазаревым, которые при дворе Екатерины II имели значительный вес. С Иосифом Аргутинским Суворов познакомился в 1774-1779 годах в период переселения крымских армян.

О встрече и беседе Суворова с армянскими представителями сохранилась следующая информация в дневнике Иосифа Аргутинского: "2 января генерал-поручик Александр Васильевич Суворов приехал к нам на свидание и наш благородный ага Ованес (т. е. Иван Лазарев) был с ним. И в течение двух часов Суворов задавал много вопросов. Подробно расспрашивал о состоянии престола нашего св. Эчмиадзина и сильно обнадеживал нас, что они намерены восстановить наше государство". 

Аргутинский далее пишет, что 3 января имела место встреча у Г.А. Потемкина. Если верить дневникам армянского архиепископа, князь обещал им создать отдельное государство при условии, что "необходимо, чтобы патриарх ваш вместе с несколькими местными владетелями возбудили вопрос о опасении вашем, а затем мы придем вам на помощь".

13 января 1780 года состоялась четвертая по счету встреча армянского архиепископа и князя Лазарева с Суворовым. Во время этой встречи армянские деятели попытались ввести русского генерала "в курс дела" о Карабахском ханстве, где якобы христианские мелики терпели разные притеснения со стороны местного хана. Не забыли они и о грузинском царе Ираклие II, которым также были недовольны.

Таким образом, в результате нескольких встреч и бесед, имевших место в январе 1780 года, Суворов получил от Аргутинского и Лазарева искаженную, выгодную для армян картину о положении дел в регионе. Это делалось преднамеренно, поскольку царское правительство в 1780-х годах с легкой руки армян, подобных Аргутинскому и Лазареву, всерьез стало рассматривать идею создания под покровительством России армянского государства. Не случайно именно в этот период развернулись довольно оживленные переговоры между двором Екатерины II и армянскими политическими деятелями, которые даже представили свои проекты предполагаемого русско-армянского договора.

Так, И. Аргутинский разработал проект армяно-русского договора, по которому Россия должна была восстановить "независимое" Армянское царство; за Россией закреплялось право назначать царей Армении и держать там свои войска. Среди территорий, которые подлежали вхождению в состав Армянского царства, был и Карабах. Однако позже этот проект был нейтрализован благодаря тонкой политике карабахского Ибрагим Халил хана, который сам обратился к России с просьбой о переходе ханства под её покровительство.

В январе 1780 года, когда в Петербурге имели место вышеописанные встречи и беседы, Суворов получил докладную записку о мерах по созданию армянской государственности. Докладная записка эта не имела ни адресата, ни подписи. В конце документа лишь имелось следующее примечание: "Таковая записка подана 10 января 1780 года его превосходительству Александру Васильевичу Суворову". Совершенно определенно можно сказать, что автором этого документа являлся Иван Лазарев, так как в бумагах Суворова сохранилась копия этой записки под заглавием "Нота господина Ивана Лазарева".

Закончив свои беседы с Аргутинским и Лазаревым, А. В. Суворов в конце января 1780 пода отправился к месту своего нового назначения — в Астрахань.

Суворов в Астрахани оставался свыше двух лет — с января 1780 года по апрель 1782 года. Экспедиция, для которой он был послан на берег Каспийского моря, затягивалась и, в конце концов, была отложена. Правда, летом 1781 года астраханская эскадра под командованием графа Войновича отправилась к берегам Баку, но Суворов не принимал никакого участия в этой неудачной экспедиции. Он считал, что его обрекли на бездеятельность.

С весны 1781 года он посылает ряд писем и рапортов в Петербург с просьбой перевести его в другое место, на другую "свежую, живую" работу. Считая, что Суворов больше не нужен в Астрахани, царское правительство решило перевести его в Казань. 30 декабря 1781 года был принят соответствующий указ. Покинув Астрахань, Суворов продолжительное время не имел контактов с армянскими политиками.

В 1795 году, когда территория Южного Кавказа подверглась вторжению Ага Мухаммед хана Гаджара, царское правительство приняло решение организовать сюда военный поход. Когда слухи об этом дошли до Тифлиса, архиепископ И. Аргутинский, находившийся в это время там, всячески старался, чтобы поход этот поручили Суворову. 15 декабря 1795 года Аргутинский отправил специальное письмо в Петербург к некоему Степану Давтяну. В этом письме, который очень характерно раскрывает армянские интересы,  Аргутинский писал: "…если пошлют графа Суворова, то все дело разом будет кончено ко благому нашему".

В начале января 1796 года Екатерина II предложила Суворову принять на себя командование экспедиционным корпусом. Фельдмаршал просил дать ему время для размышления. Сперва он решил было исполнить желание императрицы и серьезно занялся предстоящей ему задачей, но затем передумал. Поэтому военную кампанию 1796 года возглавил генерал Валериан Зубов. Интересно, что накануне этой кампании армянский архиепископ И. Аргутинский искал подходы к братьям Валериану и Платону Зубовым. В письме к П.Зубову с изложением истории армяно-русских отношений он пытался доказать, что пользовался особым доверием у покойного князя Г.Потемкина, о существовавшем ранее в планах князя Г.Потемкина плане по "освобождению" Карабаха, а также о неудачном походе полковника С.Бурнашева с целью "освобождения" армянского населения Карабаха от власти местного хана и т.д.

Но эти интриги архиепископа остались безрезультатными. В отличие от 1780-х гг., когда царское правительство имело твердые намерения в скорейшем низвержении Ибрагим Халил хана и создании на его землях армянского царства, в 1796 году В. Зубову было дано задание "оказать помощь Ибрагим Халил хану Шушинскому, который проявил крепкое и мужественное сопротивление Ага Мухаммед хану". Поэтому после вступления русской армии в июле 1796 года на азербайджанские земли, В.Зубов в письме Ибрагим Халил хану писал: "Может Ибрагим хан быть удостоверен, что он сам будет властелином земель своих, а главнокомандующий со своей стороны всячески в оном будет способствовать ханам, и дал бы знать, что главнокомандующий изъявляет им свое доброжелательство и уверяет силой оружия Российского от неприятеля покров".

Но военная кампания 1796 года, в ходе которой русская армия оккупировала большую часть Северного Азербайджана, была прервана смертью императрицы Екатерины II 6 ноября 1796 года и отзывом новым императором Павлом I (1796-1801) в декабре того же года русской армии с Южного Кавказа. Данное событие свело на нет очередную попытку армян по созданию себе государства за счет азербайджанских земель.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Источник: day.az

Добавить комментарий